Реутовские невыборы

Я всё-таки закончил этот текст! И лучше поздно, чем никогда :) И заодно дебютировал на сайте «Радио Свобода».


До выборов в Московскую Городскую Думу остаётся три недели. Это мероприятие уже сейчас не внушает оптимизма: подавляющее большинство оппозиционных кандидатов, имеющих шансы на победу, не были зарегистрированы под различными предлогами. В большинстве округов выборы будут неконкурентными. Перед гражданским обществом встаёт вопрос: следует ли в этих условиях тратить ресурсы на наблюдение? Ниже — рассказ о неконкурентных выборах, прошедших недавно и совсем недалеко от Москвы.




Мне понадобилось две минуты, чтобы из Москвы попасть в Реутов — ровно столько едет электричка от станции Новогиреево. В семь утра рядом с платформой я встречаюсь с координатором от проекта «Гражданин Наблюдатель», получаю бумагу, гласящую, что я назначен членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса (ПСГ), уточняю адрес своего участка и, сверяясь с картой, прикидываю, как туда доехать. Реутов — небольшой город, и я решаю, что проще всего добираться на самокате, не связываясь с общественным транспортом. Через 15 минут я уже в дверях школы №7, где расположено целых три избирательных участка. Один из них мой. Выборы начинаются.


Read more...Collapse )

Домой!

Завтра я возвращаюсь в Москву. Я возвращаюсь в страну, где приходится обходить государственные фильтры, чтобы получить доступ к информации, где 85% населения поддерживают безумные инициативы властей, где за мирный протест можно легко попасть в тюрьму.

Я возвращаюсь домой.

Через несколько дней я войду в аудиторию и скажу: «Всем привет! Сегодня мы обсудим, как меняется подынтегральное выражение при замене переменной интегрирования. Смотрите:…»

За окном будет бушевать буря. Из миллионов телевизоров будут продолжать литься потоки бреда, ненависти и пропаганды, отравляя воздух вокруг. Мир будет сходить с ума. Правда и ложь окажутся смешанными до состояния взвеси.

Но в моей аудитории воздух будет чист. Ведомые разумом, мы будем приближаться к истине. У нас будут чёткие ориентиры. Это не будет просто, но, сделав хотя бы пару шагов, мы увидим то, чего раньше не видели. И станем чуточку более свободными.

Пара длится 80 минут. И эти 80 минут чистого воздуха, разума и свободы у меня никто не отнимет.

Везение одной партии

Звонок с одной там небольшой радиостанции — просят прокомментировать заявление Андрея Юрьевича Бузина о том, что вероятность получения «Единой Россией» в результате жеребьевки первого места в бюллетенях в 5 субъектах из 13 (как оно на самом деле получилось) чрезвычайно низка — порядка 1/100, процитированное РБК. В обычной ситуации я бы, наверное, не осмелился выступать в таком качестве — Андрей Юрьевич является одним из наиболее квалифицированных экспертов по выборам в России и в статистике разбирается лучше меня, так что непонятно, кто я такой, чтобы подтверждать или опровергать его выводы. Но математика тем приятная наука, что здесь выводы однозначно следуют из посылок, и проверить правильность рассуждений может каждый. И я согласился.

Читать дальше

Сбор подписей за выдвижение Максима Каца

Побывал сегодня на правах независимого наблюдателя в штабе Максима Каца, где полным ходом идёт подготовка к сдаче подписных листов в окружную избирательную комиссию (ОИК или по-просту избирком). Подписи, как известно, штука такая — их мало собрать (что само по себе непросто), нужно ещё, чтобы потом их избирком не забраковал. Сделать он это может тысячей разных способов, придравшись к тысяче разных запятых. Проще всего сказать, что подписи «рисованные» — то есть что люди их не собирали, а просто подделали, взяв откуда-нибудь базу с паспортными данными. Доказать обратное очень тяжело, почерковедческая экспертиза — штука не всегда однозначная (особенно если эксперт заинтересован в каком-то результате) — и я слышал истории, как суды в подобного рода ситуациях признавали поддельной подпись человека, который сам признавал её подлинной.

Чтобы минимизировать возможность таких действий со стороны избиркома, нужно было добиться двух вещей: 1. Не допустить, чтобы подписи рисовал кто-то из сборщиков; 2. Убедить в «честности» подписей широкую общественность. Для решения второй задачи Максим и позвал желающих понадоблюдать за процессом и посмотреть на сами подписи. Чем я и воспользовался. И не только я.
Read more...Collapse )

Украинские истории. День выборов

Сначала я хотел написать пост про наблюдение на выборах президента Украины «по горячим следам». Но сразу после возвращения с участков очень хотелось спать, а на следующий день я подумал, что после всех приключений было бы непростительно не погулять по Киеву, а пост может и подождать. Потом было много других хороших поводов его написать, но я столь же успешно ими не воспользовался. Наконец, наша миссия сделала обещанное заявление, ЦИК Украины объявил победителя, и оставалось только дождаться инаугурации, чтобы все забыли про эти выборы окончательно. Я даже начал писать обстоятельный пост, но за первый вечер добрался лишь до того момента, как сел в «Аэроэкспресс» Белорусский вокзал — Шереметьево. Ну а поскольку сейчас отступать уже некуда (до инаугурации остались считанные часы), я позволю себе отклониться от хронологического порядка, опустить все интересные подробности нашего путешествия (расскажу о них позже) и сосредоточиться на дне выборов и собственно наблюдении.

Disclaimer


В этом посте будут обсуждаться вопросы организации выборов на территории Киевской области на основе моих личных впечатлений от наблюдения за этим процессом, а также другие мои личные впечатления от посещения Киева. Здесь не обсуждается геополитика, не даётся оценка силовой операции украинских властей на востоке, не комментируется захват власти мировым олигархатом и другие вопросы, выходящие за рамки моей компетенции.
Read more...Collapse )

Наш Майдан

С начала украинских событий в среде российского сопротивления (мне этот термин сейчас кажется более удачным, чем «оппозиция» или «протестное движение») стало модно вздыхать: «Вот украницы — народ! Вышли на Майдан и не ушли! Не то, что наши — только по согласованным „загончикам” и могут ходить — да и туда не вытолкаешь!» Дескать, не повезло нам с народом, вот в чём беда — а то мы бы уже у-у-ух!

Horace Vernet-Barricade rue Soufflot
Баррикады на улице Soufflot в июне 1848 года, Орас Верне


Оставляя сейчас в стороне сам по себе вечный плачь о невезении с народом, я хотел бы обратить внимание общественности на наш Майдан. Потому что это только кажется, что его у нас нет.

Ведь, в сущности, что такое киевский Майдан? Это не какое-то конкретное географическое место в центре города, окруженное баррикадами. Это — территория свободы. Территория, на которую не могут попасть полицейские, выполняющие преступные приказы, над которой не имеют власти коррумпированные суды, на которой невозможно запретить выражать своё мнение. Баррикады тут только инструмент обеспечения этой свободы на небольшом клочке земли.

Оказывается, что свобода обладает чрезвычайно мощным потенциалом. Её нужно совсем немного в абсолютных величинах, чтобы изменить ситуацию в стране. Какова территория Майдана по сравнению с территорией всей Украины? Капля в море. Но если эту каплю удаётся защитить, через какое-то время она побеждает.

Нам говорят, что нас всего несколько процентов. Это может быть даже правда. Это совершенно нормально. На Майдане тоже были проценты от всего населения Украины.

Мы говорим, что в России нет — и в обозримом будущем не предвидится — своего Майдана. Это уже неверно. В России есть свой Майдан, своя территория свободы.

Когда некоммерческие организации начинают давить прокурорскими проверками и судами, требуя, чтобы они признали себя «иностранными агентами» — и ни одно (ни одно!) независимое НКО этого не делает — это наш Майдан. Потому что им не удалось прийти на территорию НКО и заставить повесить на себя этот ярлык.

Когда тысячи наблюдателей выходят на участки, и делают так, чтобы по крайней мере в Москве они боялись идти на откроенные фальсификации выборов — это наш Майдан. Потому что им не удалось украсть наши голоса.

Когда Алексей Навальный пишет по несколько постов в день из-под домашнего ареста, а сотни человек их распространяют в знак протеста против попыток заблокировать его блог — это наш Майдан. Потому что им не удалось заставить Алексея замолчать.

Когда телеканал «Дождь», почти выселенный из своей студии, устраивает сбор средств и получает 40 миллионов рублей частных пожертвований в течение недели — это наш Майдан. Потому что им не удалось закрыть «Дождь» сейчас.

Когда сотни людей оказываются в автозаках за выход на улицу и выражение своего мнения, а потом бьются в судах и готовятся выходить снова — это наш Майдан. Потому что им не удалось нас заставить сидеть дома, опустить руки и сдаться.

Территория свободы всегда выглядит беззащитной перед той репрессивной системой, которой она противостоит. Несколько сотен человек, вооруженных деревянными щитами? Баррикады из снега и песка? Горящие покрышки? Бутылки с бензином? Против мощи государства, в чьём распоряжении — оружие, военная техника, армия? Вы смеетесь?

Судиться за статус НКО? Так ведь они примут закон, по которому Минюст сам будет пополнять список иностранных агентов, безо всякого суда. Собирать деньги на «Дождь»? Его же всё равно закроют, лишат студии и пустят по миру. Распространять посты Навального? Да его всё равно посадят. Наблюдать за выборами? Да вы потом ничего не докажете. Оспаривать задержания и штрафы в судах, защищая свободу собраний? Да наши суды всегда занимают сторону полиции.

Это может быть и правда. Можно посадить Навального, закрыть «Дождь», не пустить на выборы оппозиционных кандидатов и принять закон об уголовной ответственности за митинги. А ещё можно раздавить Майдан танками и расстрелять из пулеметов.

Но когда те, кто стоит на Майдане, не отступают, и готовы держать оборону до последнего, невзирая ни на что, тот, кто мог бы применить танки и пулеметы, в конечном итоге бежит из страны.

Переименование «Киевской Руси»

В СМИ появились сенсационные сообщения о том, что русская Википедия в порыве патриотизма переименовала статью «Киевская Русь» в «Древнерусское государство». (См. напр. Корреспондент) Хотелось бы внести уточнение: переименование произошло примерно год назад, в результате вот этого обсуждения, итог по которому был подведен 13 мая 2013 года. Сейчас (22 марта 2014) был поставлен вопрос об обратном переименовании, он обсуждается здесь. Оба названия используются в научной литературе. По правилам, будет использовано то название, которое преобладает в литературе (сейчас идёт обсуждение, какое же преобладает), а если преобладающего не найдётся (выяснится, что два названия используются примерно в равной степени), то будет использовано то название, которое «устоялось» (в данном случае, видимо, «Древнерусское государство», поскольку оно уже год висит в таком виде).

Также хочу отметить, что не существует «Российской Википедии». Раздел Википедии на русском языке (русская Википедия) является частью международного проекта Википедия. Она не отражает точку зрения российских (или каких-либо ещё) властей, равно как и политические воззрения каких-либо групп участников, а опирается на авторитетные источники (в первую очередь, научные) и отражает (в первую очередь, научный) консенсус по тем вопросам, по которым он достигнут, или весь спектр значимых мнений, по тем вопросам, по которым консенсуса не достигнуто.

Как я стал интеллигенцией

На Конгресс я попал практически случайно. Конечно, я обратил внимание на анонс в «Новой», но подписаться забыл, а дата и время то ли не были указаны, то ли я их впопыхах не заметил. Поэтому не слишком приметное сообщение в ленте фейсбука в среду, приглашающее всех желающих в Иностранную библиотеку, оказалось неожиданностью. Впрочем, я как раз прочитал свою лекцию и, листая новости в телефоне, думал, чем бы занять вечер.

S0159048


После недолгих сомнений (всё-таки, мне как-то не очень привычно самоидентифицироваться «интеллигенцией» — мал ещё), я всё-таки решился туда поехать — на правах любопытствующего как бы журналиста.

Доехал до Китай-Города, нашёл остановку троллейбуса. Стою, жду. Идёт пушистый мартовский снег. Вдруг…

— Вы не подскажете, на чём я доеду до Иностранной библиотеки?

Оглядываю молодую женщину подозрительным взглядом. Закрадываются смутные сомнения.
Read more...Collapse )

О референдумах

Итак, сегодня в Крыму происходит мероприятие, связанное с подсчётом голосов по вопросу о статусе Крыма. В моей ленте оказался представлен достаточно широкий спектр мнений, и я хотел бы прокомментировать два крайних варианта.

«Очевидно, Крым проголосует за вступление в Россию. Посмотрите, как там все радуются! В чём проблема, раз такова воля самих крымчан?»
Проблема в том, что не существует такого понятия, как «воля Крыма» или «воля крымчан». Ни в каком обществе нет единодушия — всегда есть люди, придерживающиеся разных позиций. Поэтому человечество выработало разные механизмы принятия решений, затрагивающих большое количество людей. Основная задача при этом — принимать такие решения и таким образом, чтобы это снижало социальную напряженность, уменьшало конфликты между разными людьми и их группами.

20090827-150253
Херсонес, Севастополь, 2009, фото автора

Read more...Collapse )

О блокировках сайтов

«13 марта 2014 года Роскомнадзор по требованию Генпрокуратуры России заблокировал блог Алексея Навального (navalny.livejournal.com), а также оппозиционные сайты «Грани.Ру» (grani.ru), «Ежедневный журнал» (ej.ru) и Каспаров.Ru (ресурс Гарри Каспарова — kasparov.ru)» — пишут «Викиновости». А вот мой небольшой FAQ для понимания ситуации.

Почему оказались заблокированными целиком ЖЖ и Эхо Москвы?


Роскомнадзор заблокировал страницы navalny.livejournal.com и echo.msk.ru/blog/navalny/. Часть провайдеров умеет блокировать отдельные страницы на сайтах, а часть не умеет. Та часть, которая не умеет, вынуждена блокировать сайты целиком.

Что будет дальше с ЖЖ и Эхом Москвы?


Они получат предписание удалить блог Навального (вероятно, уже получили), и окажутся перед выбором: либо выполнить предписание (и быть разблокированными), либо не выполнить (и остаться заблокированными). Понятно, что в случае ЖЖ, например, никто долго думать не будет (напомню, что ЖЖ владеет компания SUP, которой владеет Александр Мамут, про которого вы тут наверное недавно слышали — он вчера уволил главного редактора одной там Ленты). Насчёт позиции Эха вопрос более интересный, но выбор не слишком оптимистичный.

Почему у меня всё открывается? Что я делаю не так?


Провайдеры могут подгружать обновления реестра запрещенных сайтов с некоторой задержкой. Не переживайте, у вас скоро тоже всё заблокируется (если вы выходите в Интернет из России, конечно).

Я пытаюсь зайти на Грани из Германии/Таиланда/США, а он всё равно не открывается. Блокировка ведь действует только в России? Что я делаю не так?


Вероятно, хостинг-провайдер Граней решил заблокировать сайт целиком. Что тоже вполне логично. Хостинг-провайдер не хочет попадать под блокировку IP-адресов (всех сайтов, которые размещены на тех же IP). Со временем, вероятно, хостинг-провайдеры научатся делать такие блокировки выборочными (только на Россию).

Когда заблокируют Фейсбук?


Вероятно, с Фейсбуком будет то же, что с ЖЖ — они окажутся перед выбором — либо сотрудничать с властями, закрывая неугодные странички своими силами, либо оказаться в полной блокировке как минимум для пользователей большого количества провайдеров. Практика, например, Китая, показывает, что все интернет-бизнесы в таких условиях идут на сотрудничество с властями. (Включая, например, компанию Google, которая «don't be evil», и вообще за всё хорошее и против всего плохого.) Ничего, как говорится, личного, только бизнес.

Так что котикам ничего не угрожает. Enjoy.

Как обойти запрет?


Есть много способов. Например, поставить браузер Opera и использовать режим Opera Turbo. (На мобильных устройствах под Opera Mini этот режим, похоже, используется по умолчанию.) Или браузер Tor. Или пользоваться анонимайзерами. Или SSH-туннелем. Или VPN. В общем, масса способов.

Они там идиоты? Зачем вводить блокировки, если они так легко обходятся?


Они легко обходятся, если знать, как это делается. Для очень большого количества людей даже установка другого браузера представляет проблему. Блокировки позволяют очень сильно снизить охват аудитории неподцензурных медиа.